Яржин

Я и Сергей Загребельный учились с 1967 года в ленинградском Радиополитехникуме (ЛРПТ), в группе Иностранного отделения. Радиополитехникум в то время был достаточно крупным учебным заведением (уровня, фактически, ВУЗа), имевшим, помимо учебных классов и лабораторий, ещё и собственное производство по выпуску комплектов оборудования для лингафонных классов, спортивный комплекс с отличным просторным залом, открытым стадионом (и, впоследствии, бассейном) и большой «Актовый зал» с примыкающими к нему киноустановкой, студией звукозаписи и даже свою типографию с малолитражкой “Радиотехник”. Вот, например, статьия в Радиотехнике про группу “Земляне” от 11 сентября 1973 года. Студенты, помимо основной задачи «поглощать знания», имели возможность «самовыражаться» в многочисленных художественных коллективах – театральном, музыкальном (настоящий эстрадный оркестр, большой хоровой коллектив), литературные кружки, танцевальные.
Вокальный ансамбль ЛРПТ. В центре - Е.Яржин и С.Загребельный
Музыкальных коллективов, конечно, было множество. Часто проводились конкурсы, после которых желающих “блеснуть талантом” только прибавлялось. ЛРПТ имел свой «Интерклуб», т.к. учащиеся Иностранного отделения проходили все предметы на английском, французском или немецком языках и могли достаточно свободно общаться с «иноплеменниками». И не всегда «юным дарованиям» удавалось сбалансировать векторы центробежной и центростремительной силы такого мощного хоровода Муз – случаи, когда толстые каменные стены учебного здания уже не способны были удержать студента, не являлись редкостью. Я к тому времени уже имел практически профессиональный музыкальный опыт – где-то с год играл на гитаре и пел в рок-группе «Атланты» на танцах в Парголово. Коллектив распался, но тяга к творчеству оставалась. Сергей Загребельный был басс-гитаристом в другом, «самодеятельном» коллективе вместе с Леонидом Стрункиным и братьями Тугаровыми. Ребята играли «для себя», в основном популярные инструментальные пьесы того времени – иностранные, отечественные, свои. Новый коллектив обрёл голос, хотя и иностранный. По-русски у меня как-то не получалось, петь же по-английски я начал ещё в т.н.з. английской школе (№52, одной из первых в Ленинграде). Довольно быстро запели и остальные участники. Это были песни собственного сочинения, хотя и на лирику поэтов-классиков – Пушкина, Есенина. Что-то такое нейтральное. Задушевное и без скрытых/модных протестов. Играли на концертах ЛРПТ, там же на танцевальных вечерах. Публика встречала тепло, и даже более чем. Наступившие летние каникулы решили провести вместе в «творческой командировке» в подшефный пионерский лагерь ленинградского пригорода Грузино.